На новом городском кладбище во Ржеве плывут гробы, родные усопших в шоке

По-настоящему страшная история происходит на глазах жителей Ржева, многие из которых похоронили своих усопших родных на новом городском кладбище. Организованная осенью прошлого года площадка для захоронения в Хорошевском сельском поселении буквально с первых похорон показала — участок выбран неудачно и расположен на болоте. Столь деликатная тема, как прощание с умершим, превратилась для его родных в кошмар — гробы утонули. Власти же предпочли от ситуации удалиться и лишь сбрасывают ответственность за происходящее на специалистов Роспотребнадзора.

В 2011 году пошли первые разговоры о том, что старое Щупинское кладбище во Ржеве переполнено и нужно искать новый участок для захоронений. Резину тянули ещё 6 лет и в 2017 новое кладбище появилось перед поворотом на Верхний Бор в Хорошевском сельском поселении. Участок под него был передан Министерством имущественных и земельных отношений муниципальному казенному предприятию «Благоустройство и ландшафтный дизайн»  с разрешением использования «в ритуальных целях». Первые могилы там появились осенью. С ними вместе появились и первые проблемы.

Рассказ жительницы Ржева Натальи Морозовой, которая одной из первых пережила этот ужас, потряс очень многих:

«У моего супруга Владимира 7 октября умерла сестра. Она снимала квартиру в Хорошево. Сотрудники полиции опросили соседей покойной Галины Сергеевны, те по незнанию сообщили, что у нее нет родственников. Мы случайно узнали о трагедии 15 октября. На следующий день разыскали приятельницу сестры Владимира. Та сообщила, что женщину похоронили социальные службы на новом городском кладбище, расположенном неподалеку от деревни Ковалево. Обратились в санэпидемстанцию за разрешением на эксгумацию, чтобы похоронить покойную на родине, близ деревни Харино. Разрешение было получено. Приехали на новое городское кладбище и ужаснулись — на территории стояла вода, мы практически увязли в грязи. Повезло, что встретили кладбищенского сотрудника. Он провел нас к месту захоронения родственницы. Предупредил, что таблички с именами покойных перепутаны, показал могилку, где действительно находилась Галина Ивановна. Спасибо ему за это, иначе мы эксгумировали бы не того человека. Начали копать и обнаружили, что гроб зарыт в землю на глубину менее полуметра и находится в воде. Когда стали его доставать, крышка открылась, она даже не была приколочена гвоздями».

Напомним, это было в октябре, когда землю уже подморозило. Встаёт вопрос — а что же будет с кладбищем сейчас, весной, в период половодья? Даже думать страшно — всё поплывёт. Только посмотрите на эти фото и вспомните, видели ли вы что-нибудь подобное?

Вторая история — её подготовили наши коллеги из «Были Нового Ржева» буквально на днях. И она тоже касается эксгумации. Публикуем её полностью:

«Жизнь у 32-летнего Дмитрия не удалась. Семьей не обзавелся, проживал у сестры на Ленинградском шоссе. Когда хотелось выпить — а хотелось нередко — перебирался на некоторое время к другу Юрию (имя изменено), благо идти было недалеко. 11 марта, когда Дмитрий пришел к приятелю, Юрия обеспокоил сильный кашель собутыльника. Вызвали «скорую», которая госпитализировала Дмитрия в ЦРБ. Через сорок минут после прибытия в больницу мужчина скончался от острой пневмонии.

Несколько дней о Дмитрии не беспокоились. Родня думала, что он находится у друга, Юрий же считал, что Дмитрий лежит в больнице.

Рассказывает Юлия Скворцова, сестра покойного:

— Последний раз Дима звонил 8 марта, поздравлял с праздником. Когда от него не поступило никаких известий в течение двух недель, мы встревожились. 24 марта узнали у Юрия, что брата увезли на «скорой». Сначала пошли в наркологию. Так как брат пил, подумали, что он там. В наркологию Дима не поступал. Отправились на станцию «Скорой помощи». Узнали, что Диму госпитализировали в ЦРБ. К вечеру стало известно, что Дмитрий скончался и 20 марта был захоронен на новом городском кладбище как человек, не имеющий родственников.

Какой ужас мы испытали при этом известии, трудно передать словами. Нас шесть братьев и сестер, в Шихино проживают и другие родственники. Все нас там знают. Полиция не провела даже элементарных мероприятий, чтобы определить, есть ли у покойного близкие. Неужели трудно было позвонить в «скорую», узнать адрес, откуда забирали Дмитрия, приехать к Юрию и все выяснить?

Мы не знали, куда идти и что делать. Утром 25 марта поехали в БиЛД. Там выдали свидетельство о смерти. Случайно увидели справку, подписанную участковым А. Лебедевым, что родственники покойного не обнаружены. В БиЛДе потребовали возместить расходы на похороны — 5700 рублей, мы отдали деньги. Поехали на новое кладбище. Увиденное повергло нас в шок. Людей, не имеющих родственников, закапывают как попало, расстояний между хаотично расположенными захоронениями практически нет, могильных холмиков тоже — просто бесформенные кучи грунта с именными табличками. Решение родственников было однозначным — перезахоронить Дмитрия на Щупинском кладбище, где упокоены отец и мать, место для еще одной могилы внутри оградки есть. На Щупинском кладбище смотрящий, который должен выдать справку о возможности подзахоронения, честно сказал: места у вас хватает, но справку я вам не дам. Едьте в БиЛД и разбирайтесь. Поехала в БиЛД. У секретарши уже лежал необходимый мне документ, она понесла его на подпись к руководителю БиЛД Селезневу. Он мне не вышел, но кричал из кабинета, что ничего подписывать не будет и никаких разрешений на подзахоронение я не получу.

Поехали в администрацию к начальнику отдела благоустройства Николаю Колобову. Это единственный человек, который из всех должностных лиц, встреченных за этот жуткий период, отнесся ко мне с пониманием. Николай Викторович сказал, что необходимо взять в полиции справку, что мы являемся близкими родственниками усопшего, и съездить в СЭС за разрешением на эксгумацию. Колобов лично побывал со мной на Щупинском кладбище ( удостовериться, что возможность подзахоронения имеется), отдал распоряжение в БиЛД, чтобы мне выдали нужный документ. Я взяла в СЭС разрешение на эксгумацию и отправилась за справкой в полицию. Там спросили, зачем я к ним явилась, и сказали, чтобы я шла в паспортный стол. Тут меня взорвало: значит, чтобы выяснить, имеет ли умерший родственников, они в паспортный стол сходить не удосужились и разрешили захоронить человека, имеющего пять братьев и сестер, как безродного, а теперь меня будут по инстанциям гонять? После ругани справку в полиции все же дали. На следующий день я пришла в администрацию с необходимыми документами. Там творилось какое-то светопреставление. Чиновники — я из них никого, кроме Колобова и Лапкина, не знаю — ругаются между собой. Увольняют какую-то сотрудницу, Николаю Викторовичу говорят, что с сегодняшнего дня он будет отвечать за захоронения, хотя вчера он никакого отношения к похоронной деятельности не имел. Я реву, Колобов просит присутствующих войти в мое положение и отпустить меня. Случилась еще одна неприятность — в суматохе беготни по инстанциям я потеряла разрешение на эксгумацию. Пошла в СЭС, чтобы взять повторное. Там сказали, что разрешения мне больше не дадут, так как приходили из определенной организации и дали соответствующие указания. После слез и мольбы копию документа я все же получила. 28 марта в 10 часов утра была проведена процедура эксгумации, делали мы ее за свой счет. Присутствовали Николай Колобов, патологоанатом и сотрудник полиции. В этот день с утра подмораживало, поэтому мы добрались до места захоронения, не завязнув в грязи. Смотреть, как выкапывают брата, я не могла. Сергей рассказывал, что гроб был закопан на глубину около метра и находился в воде. Лежал не параллельно земле — та часть, где находилась голова, была выше уровня воды, поэтому лицо хорошо сохранилось для опознания. Гроб достать не удалось — засосало глиной. Пришлось открыть крышку, извлечь тело, завернутое в простыню. На следующий день мы перезахоронили Дмитрия на Щупинском кладбище».

Мы связались с депутатом Ржевской городской Думы от партии КПРФ Владимиром Кондратинским, который рассказал нам о ситуации новые подробности:

«На кладбище около 50 могил, почти все «плавают». Две эксгумации за последние полгода уже были произведены, третья состоится буквально сегодня, 13 апреля, ещё многие родственники усопших, шокированные от происходящего, готовятся перезахоронить своих близких в ближайшее время. Добавлю, что там похоронено очень много неопознанных погибших, например не так давно у нас был пожар и на новом кладбище похоронили человека, который погиб на этом пожаре. Поставили табличку, все дела. В итоге оказалось, что это вообще не тот человек. Людей хоронят просто в болоте, голимой глине! То, что там нарыли траншей для водоотведения — так это ничего не помогает. Кладбище представляет собой грязное месиво. На днях к нам приезжали ваши коллеги с телеканала «Красная Линия», сняли большой показательный материал, думаю, он многих просто ужаснёт. Глава Ржева Вадим Родивилов от всего отрекается — уверяет, что разрешение на ввод в эксплуатацию этого участка давали без него и если бы он знал — он бы этот беспредел пресёк.

Я связывался с главным кадастровым инженером участка, он рассказал, что главного архитектора Ржева Марину Белову предупреждали, что кладбище планируется устроить на болоте, вода стоит — и уходит в сторону Волги. Её предупреждали, что будут проблемы, но она не послушала. Знали бы вы, сколько из-за её подобных просчётов по Ржеву всего «наляпано». Она безграмотный архитектор, в своё время Ейст её хотел уволить, но почему-то не стал. А Родивилов всё делал с её согласия и предложения. В итоге — сами видите что»

Вот такая большая жуткая история, которая только разгорается. Телеканал «Красная Линия» покажет фильм про события на ржевском кладбище во вторник, 24 апреля. Начало программы — в 22:15.

Использованы фотографии «Были нового Ржева»


Похожие записи

Оставить комментарий