Русский путешественник и писатель Павел Пашков: как выживает Тверская глубинка. Заметка из экспедиции

В рамках экспедиции в защиту лесов России прибыл в Тверскую губернию. Здесь регион во многом «дикий», мало заселен, очень много заброшенных деревень. От Москвы не далеко, но приезжая сюда попадаешь в настоящую Русскую глубинку. И все бы ничего, только депрессивно очень.

Местные жители уезжают на заработки в другие регионы. Как правило, в Москву! Молодежь, кто может вырваться из полуразрушенных деревень, уезжают в города, такие как Тверь, Ржев или Бежецк, тут возможностей пусть не намного, но все-таки больше. В Твери есть возможность нормально учиться. Кто посмелее сразу в Москву! Но большой город после малых деревень не всем по нраву. Сегодня общался с местными жителями, говорят, что Москва пугает. Непонятная, большая, а еще множество ограничений и контроля за последний год в связи с распространением коронавируса. В регионах с этим легче.

Те, кто остается в деревнях Тверской области ищут занятие для себя здесь, по местности. Газа нет, дорог нормальных тоже, во многих районах даже связь мобильная не ловит. Действительно так, проверял сам! И из занятий, чтобы элементарно хоть как-то заработать себе на еду, мужики занимаются лесом. Людям нужно топиться и кормить свои семьи. Иначе зимой будет холодно и голодно! В результате создаются постоянные прецеденты, когда приходится переступать рамки закона. Чем хуже экономическая ситуация в стране, а она у нас уже жесткая и усиливается с каждым днем, тем хуже живется Русскому мужику в деревенской глубинке.

Как вы думаете, когда правительство усиливает контроль над лесным сектором, кого они начинают ловить первым делом? Кто получает «по шапке» от инспекторов лесного хозяйства? Думаю не сложно догадаться, что начинаются «облавы» именно на обычных мужиков. На советских грузовиках ЗИЛ местные мужики украдкой пытаются вытащить из леса машину дров, где-то для себя, чтобы зимой не замерзнуть, а где-то на продажу, чтобы на хлеб заработать. Возле дорог их уже встречают сотрудники ГИБДД или лесники, сразу оформляют преступление «рубил лес незаконно» и мужикам либо штраф, либо условку, либо реальный большой срок. Так и живут!

Только вот реальность обстоит куда хуже. Пока палкой бьют по голове Русского мужика, в глубинке идет масштабное уничтожение лесов со стороны официальных компаний. Основная проблема тотальных вырубок Русской Тайги у нас в стране – это проблема жесткой коррумпированности региональных властей, местничество и отсутствие реального контроля над арендаторами лесных территорий. Вот главная проблема и вот с чем нужно бороться, а не с деревенскими мужиками, которые вынуждены украдкой заготавливать себе машину дров, только бы не сдохнуть от голода и холода.

Сейчас мы проводим экспедицию в защиту лесов России. Едем по северо-западным регионам страны. В тверской губернии у меня несколько встреч с местными жителями, здесь же посетим вырубки, изучим обстановку в лесах. Проверим вырубки, изучим обращения людей, постараемся повлиять на проблемы уничтожения лесов! Пусть медленно – но изменений мы добиваемся, и только это сегодня не дает бизнесу окончательно сожрать Русскую Тайгу.

Ждите новостей. Мы уходим к бездорожью, попытаемся пройти к вырубкам в глубине тайги. На дорогах гололед, на подходах к лесу разнесена грязь тяжелой лесозаготовительной техникой. Связи мобильной почти нет, деревни убитые, если застрянем – вытягивать будет некому.

Павел Пашков

Читать в источнике

Павел Пашков о себе.

Я родился и вырос в горах Алтайского края, Западная Сибирь. Все мои кровные родственники оттуда, поколениями, настоящие Сибиряки.

Мой прапрадед Лука Клементьевич – величайший человек, герой войны, его имя до сего дня на памятном мемориале в горах Алтая. До войны он был защитником лесов! Защищал уникальную природу Алтайских гор, на должности егеря. Кормил большую семью. Был человеком честным и порядочным. Молодость прошла лихо! И золото мыл в ледяных горных реках, и тайгу оберегал, и всегда мечтал исследовать да открывать новое. Но потом случилась война, как и все мужчины он был призван на фронт… и ушел. Был воином на Волховском фронте (р. Волхов Новгородская губерния), а после был убит в боях. Молодым воином.

Его сын, Агей Лукич – я его помню очень хорошо. Сильный дедушка в моих глазах. В возрасте 70 лет подтягивался и занимался спортом. Всегда любил и оберегал природу! Постоянно мотался в горы Алтайского края, был прекрасным человеком с вечно веселыми глазами и добродушным нравом. В молодости моряк-сапер, в послевоенные годы разминировал корабли. Потом в городе Барнауле Алтайского края был прекрасным инженером на машиностроительном заводе!

Я все детство помню его чертежи и различные разработки. Но самое главное помню его добрый взгляд и поучительные речи. Я помню своих предков по их поступкам, помню по их делам и отношению к жизни. Я ведаю о том, что моя дорога – это то немногое, что могу дать взамен тому миру, который они передали нам. Мир честных людей! Мы их наследие и несем ответственность за ту землю на которой живем. 

У меня есть сын, моя гордость и мое счастье. Смотря в его глаза, я вижу себя маленького, и тону в них… чувствуя великую связь целых поколений. Я не хочу, чтобы однажды, когда меня не станет – мой сын жил на выжженной земле в борьбе за выживание. Не хочу, чтобы однажды ему пришлось воевать за глоток воды и голодать оттого, что все ресурсы планеты исчерпаны. И еще более я желаю, чтобы мои дети были честными людьми, с прекрасным миропониманием и желанием беречь эту землю, любить ее. Наверное, именно в этом заключается смысл моей жизни. И я не уйду отсюда до тех пор, пока не задам верный ритм своему будущему поколению…

Всегда Ваш, Русский путешественник, писатель Павел Пашков.


Похожие записи

Оставить комментарий